РУ LV EN יד

          

Поиск по сайту

Евреи города>Раввины

Multinacionalas kultūras centra izdevums. Daugavpils, Latvija

The Publication of Multinational Culture's Centrē. Daugavpils, Latvia

Б.Волкович

РАВВИНЫ В ДАУГАВПИЛСЕ



Раввином - учителем - называется священник в иудаизме. Он-пастырь, проповедник, администратор, руководитель. Но прежде всего он - учитель Традиции. Иудаизм не предписывает своему духовенству особую духовную власть. От раввина не требуется мистического опыта просветления или избрания Провидением для служения. Он участвует в молитве наравне с рядовыми членами общины. Его главная обязанность - это обязанность знатока Торы. Главные функции раввинов состоят в совершенствовании обязанностей судьи в конфликтных ситуациях между евреями, в решении спорных вопросов ритуала, закона, этики, веры в соответствии с Традицией. Раввин должен быть человеком независимым, обязанным подчинением только Традиции и своей совести. Его моральные качества должны соответствовать его призванию.

В Латвии раввинам были даны значительные права. Раввин по должности был членом правления соответс­твующей синагоги. Ему в ней было предоставлено почетное место у восточной стены.1 Голос раввина был решающим по вопросам религии, богослужения, ритуала, кошерной (ритуально чистой) пищи и продуктов и т.д.2 Раввины крупных общин (от 100 и более прихожан) освобождались от службы в армии. Без разрешения раввина нельзя было совершать ряд обрядов (обреза­ние, наречение имени, похороны и т.д.). Ряд раввинов Латвии пользовался бесплатной почтой, в том числе и в Даугавпилсе.3

В Даугавпилсе для деятельности раввинов было широкое поприще. Традиционно здесь было значи­тельное число иудейских молитвенных домов - синагог.4 В Даугавпилсе было около половины всех синагог Латгале.5 Автор книги о Двинске (Даугавпилсе), изданной на английском языке в ЮАР, Ю.Флиор с некоторой гиперболизацией пишет: "В Двинске было много синагог. Не было улицы в центре города, на которой не было бы двух синагог, а на Офицерской [Лачплеша. - В.Б.] их было шесть".6 Это объясняется тем, что в Даугавпилсе проживало значительное еврейское население, среди которого иудаизм пользовался большим влиянием.

Представители властей отмечали в 1923 г., что "большая часть евреев строго придерживается веры и традиций отцов и неизвестны случаи, чтобы даже самые левые уничижительно высказывались о своей религии".7 Большинство евреев Даугавпилса соблюдали религи­озные традиции. В пятницу вечером, рассказывает Ю.Фпиор, в окнах еврейских домов был виден свет субботних свечей. Отцы семейств с сыновьями в лучшей одежде шли в синагогу. Матери с дочерьми оставались дома, накрывали стол белой скатертью, клали на него

две булки под шелковыми салфетками, расставляли приборы. Мерцающий свет свечей в серебряных и медных подсвечниках, начищенных до блеска, отражался в графине с красным вином. Когда хозяин приходил из синагоги, это был уже не тот человек, который всю неделю тащил на себе бремя забот, занимался тяжелой физической работой. После синагоги он духовно преображался. Дома его приветствовала жена, в которой тоже трудно было узнать женщину, занятую тяжелым трудом. Нарядная, она держалась, как королева. Дочери в своих лучших нарядах выглядели принцессами. Все садились за стол. Следовало провозглашение святости субботы и начиналась трапеза, доставлявшая большое удоволь­ствие всем ее участникам. В этот праздничный вечер люди отрывались от серых и тяжких будней, возносились над ними. "В субботу женщины сопровождали мужчин в Шул. Не было недостатка в молящихся. Когда они выходили из синагог, улицы были полны евреями".8

Синагоги в Даугавпилсе создавались ремесленни­ками, торговцами, мясниками, извозчиками, грузчи­ками, состоятельными горожанами. И названия молитвенным домам давались в основном по профес­сиям (занятиям) основной части прихожан-учредителей (мясников, извозчиков, маляров, портных, носильщиков и т.д.), по фамилиям основателей (Персона, Цина, Витенберга и др.), по местонахождению (Адетинес, Стропы и т.п.).9

Все синагоги Даугавпилса объединяли последова­телей двух направлений ортодоксального иудаизма -хасидов и митнагдим.

Хасиды (благочестивые) воспринимали религию в духе эмоционального мистицизма. Они считали, что на этом свете надо жить весело, иметь от жизни удовольствие. Их противники - митнагдим (оппоненты) отличались, наоборот, рациональным подходом к Закону, стремлением разъяснять его положения с позиций разума. Различия между хасидами и митнагдим были видны и на богослужениях. "Их службы, - пишет Ю.Флиор, -отличались по многим аспектам. Митнагдим молили Господа со стенаниями и слезами. Хасиды, наоборот, служили ему танцем и пением".10

В других местах отношения хасидов и митнагдим были далеки от идеала, но в Даугавпилсе они относились друг к другу доброжелательно. Моше Амир(Бпях), автор главы о Двинске в монографии, посвященной евреям Латвии, свидетельствует: "В Двинске никогда не было споров между хасидами и митнагдим" и констатирует: "Евреи Двинска не были фанатиками в своей вере и религиозной практике".11


Во всех синагогах города было 3160 сидячих мест. Среди прихожан синагог, регулярно плативших за места в них, в 1939 г. числилось около 2 тысяч человек. Однако на богослужениях во всех молитвенных домах единовременно собиралось меньше людей - приблизи­тельно 1200 человек.

Наиболее значительными среди даугавпилсских синагог считались Большая Хоральная синагога (Саулее, 49), синагоги Колшер Шул (Общественная школа - на ул.Лачплеша, 39) и Плановер (Лачплеша, 57).

Большая Хоральная синагога.

Большая Хоральная синагога "представляла собой величественное здание с роскошным внутренним убранством". Архитектурные достоинства этого молитвенного дома подтверждаются многими публика­циями.12 Духовное значение синагоги видели в том, что она была символом веры. В синагоге был хор (10-15 мужчин) под руководством М.Штеймана, и "она привлекала много молящихся", - пишет Моше Амир (Блях). - Это был центр для наиболее "светских верующих".13 К сожалению, здание этой синагоги было уничтожено в годы второй мировой войны.

Синагога Колшер шул не вызывала такого ажиотажа. Здесь была более спокойная обстановка. И ничто не отвлекало верующих от молитвы. Популярным был и молитвенный дом Плановер, в котором всегда было много молящихся. Здесь одно молитвенное собрание сменяло другое.

В описанной выше обстановке происходила деятель­ность раввинов Даугавпипса, которые были широко известны в еврейском мире.

Общественным (казенным) раввином города был Гирш Давидович Ратнер, который в некоторых документах упоминается как главный раввин Даугавпилса.м Его служба в городе началась в 1898 г. Казенный (общественный) раввин избирался евреями и утверждался властями. Он представлял еврейскую

общину в официальных учреждениях и вел регистрацию актов гражданского состояния (рождения, браки, смерти) в еврейской общине.15 До 1917 г. канцелярия Г. Д. Ратнера располагалась на Шильдеровской(Кр.Вал-демара) улице в доме Фрумкина. На этой должности он оставался и в 20-30-е гг.16 Но канцелярия его в это время находилась на ул.Двинской (Даугавас), 22.

С конца 1924 г. духовенство (втом числе иудейское) имело право регистрировать гражданское состояние жителей без предварительной регистрации в граж­данских отделах. В 1928 г. Г.Д.Ратнер напомнил об этом, опубликовав такое объявление: "лица иудейского вероисповедания, желающие вступить в брак по еврейскому обряду, не обязаны предварительно заявлять об этом в отдел записи актов гражданского состояния, а могут непосредственно обращаться к раввину. Венчание, совершенное раввином, имеет законную силу".17

К 40-летию пребывания Г.Д.Ратнера на посту общественного раввина газета "Наш Даугавпилсский голос" посвятила ему статью.18 В ней читателям сообщалось, что юбиляр родился в 1863 г. в Витебске, получил образование в Двинском реальном училище, был вольнослушателем в Московском университете. Автор статьи писал, что раввин одарен "природной практической смекалкой, отшлифованной талмуди­ческой казуистикой"; он далек от толпы, сторонится ее, но умеет влиять на "избранное меньшинство" еврейских общественных групп.

Г.Д.Ратнер активно участвовал в общественной жизни. Он был членом религиозной комиссии еврейской общины города, участвовал в работе комиссии по организации 75-летнего юбилея Большой Хоральной синагоги, был непременным активным участником выпускных актов в еврейской гимназии, швейной школе ОРТа и т.д. Принимал он участие и в мероприятиях сионистских организаций. Так, он выступал с речью на панихиде выдающихся деятелей сионизма Т.Герцля и Н.Соколова в синагоге Колшер шул, организованной сионистским фондом Керен Каемет.19

В 1923 г. Г.Д.Ратнер был обвинен в незаконной выдаче удостоверений евреям для выезда в США. Он даже был арестован, но затем выпущен под залог. Суть дела была в том, что в метрических книгах синагоги не было соответствующих записей о лицах, которым были выданы удостоверения. Дело это длилось более трех пет. В 1926 г. на слушании дела в Риге суд счел убедительными доводы раввина, объяснившего, что документы были им выданы на том основании, что в удостоверениях личности просителей, выданных Министерством внутренних дел, говорилось о том, что они были уроженцами Двинска. Раввин был оправдан. ^

Во второй половине 30-х гг. часть представительских функций Г.Д. Ратнера перенял раввин Бёньямин Кан (Каган). Выступая на торжественном богослужении в честь независимости Республики для учащихся и учителей еврейских школ, он "указал на широкое содействие правительства образованию и воспитанию молодежи, которая получает в национальных школах возможность обучаться на принципах государственных идеалов в духе единства и любви к родине, а также имея возможность, будучи верными своему государству, обучаться на языке родителей, с верой, с особен­ностями своего народа".21 На таком же мероприятии по случаю событий 15 мая 1934 г. "раввин Кан ... указал, что исторические события 15 мая 1934 г. создали мир в стране, привели к расцвету и содружеству всех народностей и... еврейство с благодарностью и с верой уповает на мудрое и энергичное руководство страной Президентом Государства К.Ульманисом".22 По тому же поводу в 1940 г. он поблагодарил Президента за дальновидную политику, благодаря которой "все латвийские граждане могут ... восхвалять Бога в своих храмах".23

Мировой известностью в еврейском мире пользо­вались главный духовный раввин митнагдим Меир Симха Кальманович Кац-Каган (1843-1926) и главный духовный раввин хасидов Хаим-Иосиф Фишелевич Розин - Рогачевский раввин (Рогачевер, 1859-1936).

Меир Симха.

Раввин Меир Симха24 - так звали раввина евреи -занимал пост раввина в Даугавпилсе с 1887 г. до конца жизни. И, несмотря на незавидное материальное положение и предложения от общин Нью-Йорка, Ковно (Каунаса), Пинска и даже Иерусалима (в 1906 г.), он оставался верен своей динабургско-двинско-даугав-пипсской пастве.

Будущий раввин родился в местечке Балтримонцы Виленской губернии в 1843 г.25 в семье преуспевающего предпринимателя и благотворителя. Автор книги о раввине, изданной в 1990 г. в Израиле, Я.Рапопорт пишет, что гостеприимство и благожелательность семьи привлекали людей. Он приводит два предания, связанных с рождением будущей знаменитости.26 Одно из них сообщает, что гостивший в семье родителей Меир Симха раввин покинул их с благословением: "пусть у вас будет сын, который осветит мир своей мудростью". Родители и назвали сына Меир Симха ("который освещает радостью"). Другая версия гласит, что во время рождения Меир Симха раввин местечка, где жили родители рабби Меир Симха, из-за конфликта с влиятельными членами общины лишился жалованья, и мать новорожденного оказывала ему денежную помощь. Благодарный раввин благословил ее, сказав, что ее сын будет мудрецом и просветителем еврейского народа.

Детство будущего мудреца прошло у его деда, по словам газеты "Двинский голос", "знаменитого талмудиста рабби Хонанья".27 Способности его проявились рано. По свидетельству газеты "Сегодня", в 7 лет будущий раввин знал три сложных трактата из Талмуда и комментарии к ним, а в 10 лет он уже стал автором замечаний на труд известного раввина.28 По сообщению "Двинского голоса", к 13 годам Меир Симха был знаком почти со всем талмудическим учением.29 Я.Рапопорт добавляет, что в этом возрасте "уровень познаний в Учении у Меир Симха был таков, что в местечке не было учителя, способного обучать его на высоком уровне". Далее в литературе приводятся противоречивые данные. Я.Рапопорт утверждает, что с 13 лет мальчик учился в йешиве городка Эйшишкес в Литве.30 А газета "Сегодня" в статье, посвященной памяти раввина, писала, что он был самоучкой.31

В 17 лет он женился на богатой невесте и переехал в Белосток- родной город его жены. Относительно его занятий после женитьбы в публикациях тоже разнобой. Я.Рапопорт пишет, что торговлей он заниматься не захотел. Моше Амир (Блях) говорит, что "в молодости он был торговцем".32 Все же, видимо, если это и было так, долго он не занимался торговлей. В центре его внимания была работа над составлением комментария к сочинениям Маймонида.33 Эта работа была настолько успешной, что уже к 25 годам, говорит Я.Рапопорт, рабби Меир Симха становится известным во всем еврейском мире. Многие общины звали его, но он принял предложение евреев Динабурга и занял в 1887 г. место духовного главы митнагдим. На этом посту рабби Меир Симха пробыл почти 40 лет. Раввин постоянно молился в Колшер шул, где была спокойная атмосфера и ничто не отвлекало его от молитвы, "молился он долго, и прихожане с благоговением ждали, когда он закончит...".34

Раввин Меир Симха быстро завоевал симпатии прихожан. Стройный, "по-царски высокий", он легко сходился с людьми, был дружелюбен, осмотрителен в выражениях, говорил со всеми заботливо и внима­тельно.35 В первом же выступлении он предложил создать организацию помощи беднякам. В литературе отмечается, что он был "хорошо знаком с проблемами повседневной жизни".36 В 1911 г., например, он работал в комиссии Министерства внутренних дел в Петербурге, которая изучала вопросы быта евреев в России. Раввин пользовался влиянием в комиссии и сыграл большую роль в ее деятельности.37

Раввин привлекал людей бескорыстием, терпи­мостью. Эти его черты отмечаются во всех публикациях, которые были доступны автору. Ю.Флиор пишет, что раввин "избегал ... богатства и комфорта", "проживал на втором этаже старого дома... на Офицерской улице. Это было не совсем подходящее место для знамени­тости".38 Он никогда не принимал подарков. В 1920-1922 гг. американцы присылали ему крупные суммы денег, но он их возвращал или обращал на благотвори­тельность. Тот же Ю.Флиор сообщает: "любые деньги, которые он имел сверх необходимости, отдавались им на благотворительность". Так, бедные невесты получали его благословение и некоторую материальную помощь. Он просил все синагоги города снабдить запасом дров бедняков и гарантировать оплату дров, которые крестьяне приносили беднякам. Раввин категорически отказался от увеличения содержания, заявив руково­дителям общины, что у него есть все необходимое. Он часто повторял, пишет Я.Рапопорт, что наиболее трудным днем в его жизни был тот, когда община дала ему деньги для поездки на курорт, и он вынужден был согласиться на этот отпуск только из-за плохого состояния здоровья.39 Ю.Флиор вторит ему: "Его добродетели и неподкупность были притчей во языцех как среди евреев, так и среди христиан".40

Рабби Меир Симха отличался также разумным разрешением споров и конфликтов, терпимостью, находчивостью. Например, двум горожанам, судив­шимся из-за участка земли, он сказал: "Каждый говорит - земля моя, пока земля не заявит - каждый человек мой!" - и этим напоминанием о смертности побудил спорщиков прийти к компромиссу. Однажды он призвал общину молиться за отмену смертного приговора юноше-бундовцу, хотя тот, по его мнению, шел по неверному пути.

Раввин Меир Симха был очень доброжелательным и открытым человеком: "посетители приходили к нему в течение всего дня".

В первую мировую войну, принесшую тяжелейшие лишения, раввин "решительно отклонил любые просьбы, мольбы покинуть опасное место, заявив: "Пока в городе останется 9 евреев, я буду 10-м для миньяна". Вместе со своей паствой он пережил все лишения, выпавшие на их долю, но остался в городе, где в течение войны он был раввином общины, духовным вождем и отцом своих прихожан".41 Во время войны в Петрограде был создан комитет помощи беженцам, который решил, что все знатоки Торы должны быть доставлены в столицу для безопасности. Раввин Меир Симха строго осудил это решение. Его спрашивали: "Разве ваша жизнь ничего не значит для Вас?" - "Судьба последнего еврея в Двинске будет моей судьбой", - отвечал он.

Раввин был чуток в светских вопросах. Его уважали ортодоксы и свободомыслящая молодежь.42

С именем раввина Меир Симха в истории Даугав-пилса связано несколько преданий. Например, считали, что в годы первой мировой войны город был обязан своим спасением от полного разрушения тому, что рабби остался здесь. Многие жители города - евреи и неевреи - верили в его чудотворную силу, хотя сам он относился к чудотворцам скептически. Тем не менее многие полагали, что он отвел от города одно из наводнений в начале 20-х годов.43 Произошло это так. Когда река грозила затопить город, раввин взошел на дамбу, пристально посмотрел на воду, что-то тихо прошептал и - вода отступила. "Двинский голос" писал, что Меир Симха сказал: "Господь помилует", - и через две минуты лед тронулся. Может быть, эта история имеет какое-то рациональное зерно. Я.Рапопорт, например, сообщает, что "рабби Меир Симха совер­шенствовался ... в Каббале".44

В городе также говорили, что сбылось пророчество раввина о событиях в Германии с приходом к власти нацистов.

Раввин Меир Симха был популярен среди евреев и как советчик. Еще в царское время он однажды дал неожиданный совет учащемуся йешивы из Прейли, который был обвинен в том, что он изнасиловал экономку Прейльского ксендза. Побеседовав с парнем, который не знал даже, как эта экономка выглядит, раввин велел ему сказать на суде, что экономка родила сына от него, что он подвергнет его обряду обрезания и что мальчик будет воспитан евреем. Когда все это прозвучало на суде, молодая мать не выдержала и, отбросив прежнюю версию, возмущенно вскричала: "Ни за что не отдам сына святого отца пархатому жиду!" Обвинение отпало. Крестьяне, приехавшие погромить евреев в случае осуждения йешиботника, вернулись домой не солоно хлебавши. Ксендза лишили сана. А евреи Двинска славили мудрость своего рабби.45

Многие люди шли к нему за советом и помощью и уходили от него успокоенные. К его посредничеству прибегали и в спорных случаях, и он помогал разрешению разногласий. Среди тех, кто к нему обращался, были и христиане. Моше Амир (Блях) объясняет его способность улаживать споры тем, что в "молодости он был торговцем и поэтому знал, как улаживать разногласия".46

Сила Меир Симха была в искреннем желании помочь. Он сопереживал горю тех многих людей, которые к нему обращались. Поэтому он и пользовался громадным доверием. "В городе его считали "партне­ром по слезам" тех, кто искал его совета", - пишет Я.Рапопорт.47

Раввин был очень популярен в городе. Ю.Флиор, например, пишет, что офицеры отдавали ему честь.48 Когда во время революции он был арестован, взволновался весь город. Два члена ревкома сумели убедить комиссара, что арест раввина является ошибкой, т.к. он не сочувствовал большевикам, был почитаем всем населением и помогал всем нужда­ющимся - евреям и христианам. Газета "Сегодня" писала, что раввина защитил некий комиссар Пуринь. Есть и такое сообщение: тысячи людей-евреи и неевреи - подписали петицию о невиновности раввина, подчеркнув, что его арест может вызвать большие беспорядки. Так или иначе, но раввин был осво­божден.49

В национальном вопросе Меир Симха выступал против ассимиляции и считал, что евреи не должны отказываться от своего национального достоинства.50 О Палестине он говорил, что она только тогда будет землей, текущей молоком и медом, когда ее обитатели будут следовать Торе.51 При создании движения Агуддат Исраэль52 раввин был приглашен на учредительный конгресс в Катовице (1912 г.), но по состоянию здоровья не смог попасть в Польшу. Тем не менее он был введен в Совет знатоков Торы Международного союза Агуддат Исраэль, в котором находился до конца своей жизни.53

Раввина почитали и как выдающегося талмудиста, знатока Закона, гаона.54 Это проявлялось, в частности, в том, что "многие раввины Латвии искали его совета и руководства, считали себя его учениками". Гаон заботился и о будущих раввинах. До революции он преподавал в йешиве на Новом строении, всегда принимал учащихся йешив, беседовал с ними, хотя это лишало его немногих часов отдыха.

По сообщению "Двинского голоса", после смерти раввина осталось много его рукописных работ, в том числе комментарий к Торе. Большинство их не было опубликовано. При жизни была издана только одна его работа "Ор Сомаях" ("Свет радости"). Три ее издания вышли в Варшаве в 1902,1904 и 1910гг.55 После смерти гаона его близким другом главным раввином Риги М.Заком была издана его работа "Мешех Хохма" (1927 г.), написанная в молодости.56 Остальные труды рабби Меир Симха погибли в годы войны. Исключение составили две работы, переписанные в свое время с его разрешения одним из его почитателей. Обе они были опубликованы в 1948 г. в Израиле.57 Все работы гаона были опубликованы "не ради денег, а как пособия для изучающих Закон" и "были доступны всем изучающим Тору". Я.Рапопорт заметил, что "... имя Двинск живет в еврейских домах, йешивах и синагогах по всему миру, где каждодневно читают, перечитывают и изучают работы рабби Меир Симха".58

Женой раввина была Хая Маковская, дочь богатого филантропа. Она была воспитанной и образованной девушкой, обладавшей хорошей памятью.59 По словам Я.Рапопорта, раввин часто прибегал к памяти своей супруги по некоторым вопросам Учения. После замужества она занялась предпринимательством, чтобы дать возможность мужу сосредоточиться на изучении Закона. Всю жизнь Меир Симха был признателен жене за условия, которые она создала ему в первые годы их супружества.

Единственная дочь супругов вышла замуж за раввина из Варшавы А.Луфтвира. Гаон очень уважал своего зятя. В письмах к нему он обращался не иначе как: "Мой зять, свет моих очей, раввин и гаон". Однако вскоре после замужества дочь Меир Симха умерла бездетной.60 Ее муж тоже не дожил до 50 лет. "Эта трагедия, - пишет Я.Рапопорт, - разбила сердце рабби Меир Симха". Большим ударом для него стала и смерть жены в июле 1926 г. Он заболел и уехал на лечение в Ригу. Там он умер в середине августа того же 1926 г.

Сообщение о смерти гаона взволновало еврейский мир. Еврейские лидеры Риги и Даугавпилса заспорили, где его хоронить. Рижане считали, что раз он умер в Риге, то должен здесь же и покоиться. Представители Даугавпилса возражали, что раввин, прослуживший в городе 39 лет, должен в Даугавпилсе и остаться. Главный раввин Риги М.Зак решил этот спор в пользу Даугав­пилса.

По сообщениям печати, когда тело раввина везли на вокзал, движение в центре Риги было остановлено. По пути из Риги в Даугавпилс на каждой станции поезд встречали представители еврейских общин.

Представители даугавпилсских еврейских органи­заций встретили поезд с телом покойного в Ликсне. Еврейский Даугавпилс был в трауре. В похоронах Меир Симха, по сообщению "Двинского голоса", приняло участие почти все еврейское население города, хотя был дождь. Кроме них в похоронах участвовали раввины Латвии во главе с М.Заком, депутаты Сейма М.Дубин и Р.Витенберг, еврейские организации города во главе с раввином Г.Д.Ратнером. С 16 часов в знак траура были закрыты все еврейские магазины. Трогательные слова прощания сказал шамес (служка) синагоги Колшер шул реб Герцеле: "Синагога потеряла своего гаона, которому я имел честь служить 39 лет. Даже в самое трудное время он защищал город и оставался верным ему всю жизнь". Как пишет Ю.Флиор, "Генерал гарнизона предоставил караул для охраны порядка и оказания чести покойному раввину".

Во многих еврейских общинах мира прошли траурные богослужения памяти покойного гаона. И через год, и позже печать сообщала, что еврейское население чтит память рабби Меир Симха. В синагогах проводились собрания, проходили церемонии на его могиле, еврейские торговцы в знак траура закрывали на некоторое время магазины. В память раввина были созданы беспроцентные ссудо-сберегательные товари­щества им. раввина Меир Симха в Даугавпилсе и на Гриве. В последнее, например, входили 46 человек. К 1936 г. все еврейские бесприбыльные кредитные товарищества были объединены в одно - Даугав-пилсское еврейское ссудо-сберегательное товари­щество им. рабби Меир Симха во главе с раввином И.Флоренсом.

В конце июля 1935 г. с цепью увековечения памяти гаона было заложено здание синагоги и йешивы имени рабби Меир Симха на ул.Кр.Валдемара, 50 (во дворе). В строительстве этого здания приняла участие управа. В фонд постройки были перечислены средства от концерта кантора Г.Фридлянда. В конце января 1938 г. строительство было закончено, а в сентябре здесь был открыт зал "Ор Сомаях" ("Свет радости") и состоялось чествование памяти гаона.

Все авторы, которые писали о раввине Меир Симха, высоко отзываются о нем. Я.Рапопорт констатирует: "Он был знаменитым раввином знаменитого города". А Ю.Флиор заключает, что "Рабби имел мировую славу".

После смерти рабби Меир Симха пост духовного главы верующих миснагедского толка был вакантным более двух лет. В конце 1928 г. на эту должность был приглашен 50-летний раввин 3. Каган. Он был родом из литовского местечка Купчишки (Купишкис). В 22 года Эльхонон Каган закончил знаменитую Воложинскую йешиву в Белоруссии и стал раввином в Купчишках. Успехи его в изучении Закона были таковы, что он получил прозвище "Купчишского гения". В годы войны он был эвакуирован и служил раввином в г.Сумы на Украине. Помимо богословского он получил и светское образование, знал русский и другие языки. Э.Каган в некоторых документах именуется как "духовный ашкеназский раввин".61 Приехав в Даугавпилс, он прямо с дороги отправился в синагогу Колшер шул и произнес "проповедь, первыми словами которой были возблаго­дарение Господу Богу за замену ему мира упадка и унижения религиозного чувства среди евреев атмосферой, где изучение Торы и охрана древнего благочестия еще находится на высоком уровне".62 Э. Каган пользовался уважением горожан. Когда он умер, в последний путь его проводили несколько тысяч человек. Произошло это в начале октября 1936 г. "Наш Даугавпилсский голос" писал, что "на еврейском кладбище нашел упокоение великий поборник Торы".63

Раввином, также принесшим мировую славу богомольному Даугавпилсу, был духовный глава местных хасидов Иосиф Фишелевич Розин - Рога-чевский раввин, Рогачевер (на идиш).64 "Известный далеко за пределами Латвии", - писала о нем газета "Сегодня". Он был во многом полной противо­положностью своему коллеге рабби Меир Симха.

Пост духовного руководителя хасидов в Динабурге И.Ф.Розин (1859-1936) занял после смерти местного раввина А.Л.Хомелера по приглашению общины в 1889 г.65 Моше Амир (Блях) так описывает его внешность: "был невысокого роста, проворный, с прекрасным аскетическим лицом и головой, покрытой белыми локонами до плеч".66 Ему вторит Ю.Флиор: "раввин никогда не ходил, но бежал".67

Есть сообщения, что местные хасиды долго его не признавали из-за его молодости. Думается, однако, что дело было не в возрасте, а в противоречивом характере раввина. Ю.Фпиор характеризует его как упрямого человека с горячим темпераментом. Я.Рапопорт отзывается о нем еще резче: "надменный, с ожесто­ченным умом, который мог одновременно освещать и, да, сжигать", "он был известен своим ядовитым умом".ra

И.Ф.Розин - Рогачевский раввин (Рогачевер).

Темперамент его проявлялся и во время молитвы в Синагоге Плановер: "Когда он входил в Плановер Миньян, он жестом отметал в сторону тех, кто бросался к нему с приветствиями, и спешил начать молитву", если "кантор... медленно двигался, Рогачевский бранил его за трату времени прихожан".69 Рогачевер не отличался терпимостью. И.А.Штейман пишет, что он "мог приезжего раввина из США обозвать ослом".70 Это перекликается с тем, что пишет Ю.Флиор: "Он был ... резок с теми, кто приходил к нему с вопросами", отправлял их рабби Меир Симха, -"У меня нет времени", - это стало прозвищем этого нетерпеливого раввина, который пребывал в другой сфере".71 Из-за всего этого "Евреи Двинска никогда не сходились с ним близко". И в результате, утверждает Моше Амир (Блях), "он оставался отшельником".

Однако названные черты характера, конечно, не были определяющими в этой большой личности. И автор говорит о них, чтобы только ярче оттенить этот громадный духовный авторитет. Думается, что отмеченные выше черты характера были следствием целеустремленности раввина в изучении Торы, результатом напряженнейших размышлений над Учением. "Рогачевский Гаон, - пишет Моше Амир (Блях), - первым заканчивал молитвы и торопился назад к Торе, над которой он размышлял день и ночь".72 В результате "Рогачевский раввин был так погружен в свои мысли, что едва различал приветствия", "земные интересы его общины были вне его заботы - вся его жизнь и ум были сосредоточены наТалмуде", говорили, что он был бы лучшим раввином для ангелов, чем для ^смертных.73 Еще два примера иллюстрируют эту его сосредоточенность на изучение и постижение Учения. Так, во время первой мировой войны он однажды так увлекся вопросами Торы, что чуть не отстал от общины, когда она в течение дня была вынуждена оставить Минск. Другой пример приводит газета "Сегодня".74 Во время визита к нему Любавичского раввина Шнеерсона у них сразу разгорелась жаркая дискуссия на тему "Изучение Талмуда - лучший отдых", которая так затянулась, что ее вынуждена была прервать жена Рогачевера.

И.А.Штейман пишет, что его резкость восприни­малась как должная, "ибо имя Рогачевера почиталось в Европе и Америке". Что же создало ему громадный авторитет в еврейском мире?

Все авторы, которые писали о Рогачевском раввине, отмечают его острый ум и феноменальную память. Его называли "энциклопедией Талмуда". И.А.Штейман рассказывает, что когда он юношей сдавал экзамен на раввина, то у него спросили, что он знает. Он сказал: ."Половину Талмуда" - "Какую половину?" - "Любую, -последовал ответ".75 "Говорили, - подтверждает это Ю.Флиор, - что если бы ... Талмуд исчез, Рогачевский был бы в состоянии, восстановить его по памяти".76 По определению Краткой еврейской энциклопедии (т.7), И.Розин - "один из крупнейших знатоков Талмуда своего времени" (кол.266), "прославился обширным и глубоким знанием Вавилонского и Иерусалимского Талмуда, древней и средневековой раввинистической литературы" (кол.267).

Во время визита в Даугавпилс Рогачевера посетил в декабре 1931 г. великий еврейский поэт Х.-Н.Бяпик. По сообщению Моше Амира (Бляха), поэт так оценил раввина: "Из мозга Рогачевского раввина можно было бы сделать двух Эйнштейнов. В нем есть несравненная уникальность и к нему надо относиться как к величайшей духовной ценности еврейского народа. Если бы его эрудиция и знания могли бы быть систематически и научно разработаны, наша культура обогатилась бы множеством ценнейшихтворческих работ".77 В работах о Рогачевере отмечается и его пророческий дар.

Среди еврейских священнослужителей Рогачевский гаон, видимо, имел, как сегодня говорят, самую большую прессу в Латвии. Газеты отмечали его борьбу с суевериями, средневековыми наслоениями в религии. Печать подчеркивала понимание им веяний эпохи, умение согласовать их с суровыми нормами религи­озных законов, пониманиетого, что изменения условий жизни вызывают необходимость законодательной приспособленности религии, которая и осуществляется им на основании Торы и Талмуда.78 Раввин ценил в человеке не чрезмерное благочестие, а ученость, любовь к познанию Торы. Как-то его спросили, что лучше - сначала взять рюмку и помолиться или наоборот. Гаон ответил: раньше возьми рюмку, ибо лучше взять водочки и думать о молитве, чем молиться и думать о водке. Печать писала, что "гаон не был особенно строг ... к молодежи и говорил, что каждый может жить по-своему и верить в Бога по своим взглядам", он "сам ... не являлся фанатичным проповедником религии".79

Газеты характеризовали его как честного, правди­вого, общительного и доступного, бессеребреника, имевшего большой авторитет и влияние на еврейскую общину. Местный еврейский деятель Я. Витенберг писал, что уходил от раввина просветленным и ободренным. Об уважении горожан к нему свидетельствует и такой факт: когда в начале 1935 г. он заболел, "Наш Даугавпилсский голос" писал: "еврейское население очень интересуется ходом болезни любимого раввина, и паломничество в его квартиру прекращается лишь к полуночи".80

Рогачевский раввин был популярен и среди христиан, которые часто "вызывают еврея на суд "Рогачевского раввина" - "настоящего раввина".

Пресса также считала, что паства не обеспечивает ему соответствующих условий жизни.


Разъяснение им самых сложных вопросов рели­гиозного законодательства было признано еврейством всего мира, и к нему шли запросы от раввинов разных стран. Его авторитетом объясняется и то, например, что во время конференции латгальского ортодок­сального еврейства именно у него был организован прием для участников.

В силу сказанного неудивительно, что в оконча­тельных выводах о гаоне у всех авторов, которые писали о нем, доминирует вывод, что он был обаятельнейшей личностью и "оставлял незабываемое впечатление на всех, кто его видел".61

Во время первой мировой войны раввин по решению общины был эвакуирован в Петроград.82 Здесь в 1915 г. он был на встрече с Николаем II по случаю преподнесения царю свитков Торы. "Двинский голос" писал (возможно, со слов И.Ф.Розина): "при прибли­жении царя раввин закрыл глаза и стал про себя шептать молитву, восхваляя Бога о даровании ему возможности узреть главу государства".33 Вернулся он в Даугавпилс только в начале 1925 г.64

Рогачевский раввин занимался и общественными делами. Например, его, как и всех ортодоксов Латвии, волновало состояние религиозного воспитания детей. С цепью его усиления съезд раввинов Латвии создал фонд ортодоксального воспитания (Керен Гахинух) для поддержания деятельности учебных заведений, как писали тогда, в религиозном духе. Воззвание с призывом поддержать деятельность фонда было подписано 35 раввинами Латвии во главе с И.Ф.Рози-ным и М.Заком. По наказу И.Ф.Розина Вселатгальская конференция раввинов и религиозных деятелей решила, что в каждом городе еврейская община обязана содержать религиозные школы, для чего предполагалось обложить всех евреев налогом в 1 лат в год для поддержки хедеров, религиозных школ и йешив. Однако это решение не было реализовано.

Не всегда решения Рогачевера удовлетворяли еврейскую общественность. Так, в 1925 г. более чем лояльная к религии газета "Сегодня" в статье "Депутат Витенберг, раввин из Рогачева и вселенские соборы"65 подвергла критике его вмешательство в политику: раввин на основании талмудического прецедента высказал мнение, что депутатом Сейма должен стать Р. Витенберг. Не "могу, - писал автор статьи, - счесть раввина из Рогачева высшей и решающей инстанцией в вопросе, кто является нашим избранником", "ни раввин из Рогачева, ни раввинская коллегия ... совершенно не ... компетентны в этом вопросе". Иронически прокомментировала его мнение о том, что помощником заведующего еврейской богадельней может быть только мужчина, и газета "Наш Двинский голос".66

Рогачевский гаон считался талмудистом мирового масштаба. Ю.Флиор пишет, что как ученый он более выделяется, чем рабби Меир Симха: "Человек, тесно связанный с религиозными делами в Израиле, говорил мне, что если имя реб Меир Симха упоминается время от времени, то на Рогачевского постоянно ссылаются как на авторитет в делах Талмуда".87

Рогачевский гаон оставил труды по вопросам религии. Моше Амир (Блях) указывает, что самая известная его работа называлась "Цафенат Паанеах" ("Поиск спрятанных вещей").68 Газета "Наш голос" сообщала в 1940 г., что вышла из печати первая книга И.Розина в форме вопросов и ответов (100 страниц).69 Ее издала дочь гаона Р. Цитрон, и была она отпечатана в местной типографии М.Клюмеля. Характеризуя работы Рогачевского раввина, Я.Рапопорт подчерки­вает, что они предназначались "в основном для избранного меньшинства".80 Краткая еврейская энциклопедия в 7 томе (кол.267) сообщает, что Розин подготовил к печати и опубликовал пять томов своих комментариев к Маймониду (1903-1908 гг.) и два тома ответов'на запросы раввинов, четыре "последующих тома ... подготовлены к печати учениками Розина и вышли в 1935-1938. Собрание сочинений Розина в пяти томах... вышло в 1960-65". Вообще его изыскания в области религии не оставались втуне, т.к. он каждый день проводил занятия в йешиве.

В тени своего выдающегося мужа не затерялась его жена - Р. Розина.91 Ю.Флиор пишет, что она родилась в Двинске, "была хорошенькой, происходила из богатой семьи и была хорошо воспитана и образована". Р.Розина активно занималась благотворительной деятельностью и ряд лет возглавляла общество помощи бедным невестам Гахносас Капо.

В1936 г. И. Ф. Розин заболел, уехал на лечение в Вену и там умер 5 марта. За- честь похоронить его у себя спорили общины Австрии, Польши и Даугавпилса. Спор был решен в пользу города, где И.Ф. Розин прослужил почти 50 лет. В Даугавпилсе был создан оргкомитет для похорон раввина, в который вошли представители около 30 еврейских организаций. По сообщению газеты "Сегодня", в похоронах раввина приняло участие 10 тысяч человек. Гаона похоронили между захоро­нениями рабби Меир Симха и остатками 25 свитков Торы, пострадавших от пожара.82 В газете "Наш Даугавпилсский голос" была выражена благодарность начальнику гарнизона за разрешение солдатам-евреям принять участие в похоронах. В 1939 г. на могиле Рогачевского раввина был поставлен памятник по проекту местного инженера архитектора Н.Кирша.

Смерть Рогачевского раввина вызвала траур во многих еврейских общинах мира. Поминальные богослужения прошли в ряде стран, в том числе в Палестине (Тель-Авив, Иерусалим). В Риге была произнесена речь памяти гаона, а синагога на ул.Дзирнаву, 109, была переименована в синагогу Рогачевского раввина. Министерство образования разрешило почтить память И.Ф.Розина на уроках Закона Божьего во всех еврейских школах. В 16-ой основной еврейской школе Даугавпилса "с целью увековечения памяти Рогачевского раввина" был создан ученический кружок им. И. Розина для изучения Талмуда. Ежегодно в годовщину смерти гаона в Даугавпилсе и других местах проводились богослу­жения его памяти. В 1938 г. при синагоге Рогачевера Плановер было создано благотворительное общество им. И.Розина (Рогачевера), которое объединяло 60 человек. Портрет Рогачевского гаона работы еврейс­кого художника М.Парпорова неоднократно экспони­ровался на выставках.

Характеризуя двух наиболее выдающихся раввинов Даугавпилса, все авторы согласны в том, что они были абсолютно разными по темпераменту, образу жизни, духовному миру, но были близки по учености и духовной власти. Отмечается также взаимоуважение гаонов друг к другу.83 И все единодушны в том, что "Двинск удостоился быть местом службы двух величайших гаонов эпохи".94 Во многом "благодаря им, имя Двинска распространилось далеко и широко среди еврейства", - пишет Моше Амир (Блях).35 В 1939 г. сообщалось о намерении построить летний молитвенный дом имени Меир Симха и И.Ф. Розина в Стропах, однако нет никаких указаний на то, что это было осуществлено.

"-"••-;> •-'-Ч-':•. ';.'• .-'' ..-':.... ..:-:;;:-- •::.-. ., '•''-' --^'У '''. ;.:-. "'.•-' '' '' '-

Могилы раввинов.


А. Фукс.


Преемником Рогачевского раввина стал Алтер Израиль Фукс, доктор философии, бывший, по выра­жению газеты "Наш Даугавпилсский голос", любимцем Розина. Рогачевер его экзаменовал и посвятил в сан раввина. До него, писал тот же "Наш Даугавпилсский голос", И.Ф. Розин никого не признавал, так как считал людей недостаточно мудрыми, чтобы они могли быть подвергнуты его испытаниям. А.Фукс был у постели гаона в последние часы его жизни, доставил его тело в Даугавпилс. Он был первым, кто сумел прочитать и подготовить к печати рукописи покойного гаона. Избрание его состоялось 15 декабря 1936 г., а через неделю, как писала печать, он был введен в должность духовного главы даугавпилсских хасидов. Печать еще сообщает, что он был в числе наблюдателей за реставрацией еврейского кладбища, которое прово­дили члены спортивного общества ДИСК в 1938 г. А.Фукс погиб в Браславском гетто в годы войны.

Кроме даугавпилсских гаонов и их преемников, в Даугавпилсе служили еще несколько видных раввинов.

Уважали в городе раввина Капмана-Липе Ручко, "духовного раввина сефардов", прослужившего в Даугавпилсе 38 лет.86 После мировой войны он работал в Даугавпилсе уже с 1920 r.s/ Образование он получил в Литве, а в сан раввина его посвятили знаменитые даугавпилсские гаоны. К.-Л.Ручко был членом третейского суда. В 1932 г. он представлял Даугавпилс на съезде раввинов Латвии в Риге. Из его выступлений отметим речь на закладке здания синагоги и йешивы им. рабби Меир Симха в июле 1935г. 30 лет К.-Л. Ручко был прихожанином синагоги Кадиш. Материальное положение раввина было настолько плохим, что в городской печати несколько раз появлялись призывы не оставить его без помощи. Известен был раввин и в стране. Например, в 1937 г., когда он заболел, газета "Сегодня" посвятила ему несколько публикаций. Умер К.-Л.Ручко летом 1938 г. На его похоронах раввин Ю.Л.Плочинский отметил, что "после смерти гаонов Меир Симха и "Рогачевского" даугавпипсское еврейство лишилось третьего и последнего своего гаона".98 Думается все же, что сравнение это выглядит не совсем корректно.

Во второй половине 30-х гг. в печати достаточно часто фигурирует раввин Исаак Флоренс. Он был председателем комитета по строительству синагоги и йешивы им. рабби Меир Симха, старостой синагоги портных, посвященных этому гаону, руководителем ссудо-сберегательного товарищества имени Меир Симха. Приходилось ему и выступать на разных мероприятиях -торжествах в синагогах по случаю Дня независимости Латвии, в связи с закладкой синагоги и йешивы. В последнем случае, например, он выразил благодарность правительству за "оказанное широкое содействие".

В документах упоминается раввин М.Г.Гродский.39 До 1907 г. он был раввином в Прейли, затем до конца жизни служил в Даугавпилсе (на Новом строении). В 1927 г. он умер в возрасте 64 года.100

Раввином на Гриве, входившей в Даугавпилсский раввинат, служил Калман Пейрос (1876-1937). К.Пейрос работал также учителем религии в Даугав-пилсской еврейской гимназии.101 К.Пейрос был посвящен в сан Рогачевским гаоном и до Гривы был раввином в Боровке и Тамбове. Из его публичных выступлений в печати осталось упоминание о его речи по случаю возвращения гривской синагоге 13 свитков Торы, хранившихся со дня эвакуации в первую мировую войну в Большой Хоральной синагоге Даугавпилса. Гривский раввин на этом торжестве заявил, что "Израиль и Тора есть одно целое". Умер он в начале мая 1937 г. Газета "Наш Даугавпилсский голос" весьма критически оценила его деятельность.102

Несколько раввинов работали преподавателями местной йешивы - учебного заведения, готовившего раввинов. До 1917 г. в городе было несколько таких учебных заведений.103 В книге Ю.Флиора расска­зывается о двух из них.104

В центре города находилась йешива Витенберга, в которой училось примерно 120 учащихся в возрасте от 12 до 18 лет. Две трети их были приезжими из Литвы, остальные - выходцами из бедных семей Даугавпилса и окрестностей. Йешива полностью финансировалась Моше Витенбергом, вникавшим во все вопросы,

связанные с ее работой. Так, если он находил ученика талантливым, то оплачивал его перевод в знаменитую Слободскую йешиву. Возглавлял йешиву Витенберга раввин Иехошуа Арш, по словам Ю.Флиора, известный ученый. После смерти М.Витенберга его семья продолжала финансирование йешивы.

Вторая йешива находилась на Новом строении. Она содержалась Израилем Гурвичем. Здесь училось до 300 человек. При йешиве работала столовая для бедных учащихся, а также интернат. Дважды в неделю в этой йешиве занятия вел рабби Меир Симха. После смерти И.Гурвича это учебное заведение закрылось.105

После первой мировой войны йешива в Даугавпилсе была восстановлена только в начале 30-х гг. раввином из Варшавы Давидом Будником. После его отъезда ректором (старостой) этого учебного заведения стал раввин Ошер Ноэ. На конференции раввинов Латгалии он сетовал, что в йешиву нельзя завлечь ни одного латвийского еврей'ского юношу. Действительно, И.А.Штейман, говоря об этом учебном заведении, сообщает, что в нем училось много приезжих, в том числе из Польши. О.Ноэ руководил йешивой до конца 30-х гг. Раввин Х.Шахнович работал преподавателем в этом учебном заведении. Раввины, работавшие в йешиве, были подвижниками, т.к. в материальном плане испытывали большие затруднения.

Непременным атрибутом религиозного Даугавпилса были магиды-проповедники. Об их проповедях прихожан оповещали объявления на дверях синагог. Известные проповедники пользовались большим уважением. Им предоставляли почетные места в синагогах, просили совершить богослужение. Но главным в их деятельности были, конечно, проповеди.

Проповедь обычно состояла из двух частей. В первой части магид говорил о страшных наказаниях для грешников. Ю.Фпиор пишет об эмоциональности религиозных проповедников: "его слова были, как огонь и сера, бросаемые в прихожан. Он вселял страх в их души. В особенности женщины не могли выдержать ужасных описаний длинного перечня наказаний, ожидающих грешников. Их щеки становились мокрыми от слез".106 Становились влажными и глаза мужчин. После этого магид делал паузу и следовал рассказ о рае, -такой наглядный, как будто проповедник только что прибыл оттуда.

Магиды были популярны в Даугавпилсе и в 20-30-е гг. В городской печати чаще других упоминается магид раввин Рафалович. "Наш Даугавпилсский голос" называл его "лучшим городским магидом", "популярным городским проповедником". Выступал он по самым разным вопросам. Рафалович говорил об угасании веры, выступал на богослужении памяти Рогачевского раввина и т.п. Материал для своих проповедей магиды извлекали из разных источников, как пишет Ю.Фпиор, "как ив этого смертного мира, так и из мира иного". В середине января 1936 г., например; Рафалович выступил с речью по случаю установки отопления в Большой Хоральной синагоге.

Кроме Рафаловича, в городской печати сообщается о35-летнем магиде из Белоруссии раввине З.Формане, выступавшем в синагоге Колшер шул. С ним велись переговоры о занятии должности постоянного проповедника в Даугавпилсе. Однако переговоры успехом не увенчались.


Служили в Даугавпилсе и другие раввины,107 однако сведений о них очень мало.

Иудейское духовенство Даугавпилса сотрудничало со многими еврейскими организациями. В частности, хорошие отношения у них были с правыми сионистскими организациями и фондами Керен Хаесод и Керен Кае мет.

Здесь играли свою роль противодействие ассимиляции евреев, религи­озные догматы иудаизма, праздники (особенно Песах с его призывом "на будущий год в Иерусалиме"), привлекательность Палестины как исторической родины евреев, иврит как язык общения евреев разных стран. Религиозные ортодоксы, однако, не сразу приняли сионизм.108 Но не все. Большую роль в повороте ортодоксов к сионизму сыграла позиция уроженца Гривы палестинского раввина А.И. Кука (1865-1935).109 А.И. Кук считал, что в поселенцах, уехавших в Палестину, следует видеть орудия, неосознанно творящие святое дело. Религиозное еврейство, писал он, должно ценить в сионистской деятельности ее существенное содер­жание, а не внешнюю форму, поселенцы не оскверни­тели Завета, аспужители святости, вопреки собственной воле и мнению.

В свою очередь, сионисты всячески подчеркивали значение иудаизма в деле возрождения еврейской Палестины. Так, представитель Центрального правле­ния фонда Керен Каемет в Палестине раввин М.Грос на докладе в синагоге Колшер шул отметил, что фонд использует собираемые средства "также и для сохранения культа религии в возрождающейся Палестине", и заявил, что "... сионизм требует сохранения Иерусалима и восстановления Храма".110 Даугавпилсский раввин Флаксер на панихиде, организованной фондом Керен Каемет в Большой Хоральной синагоге по случаю 34-ой годовщины смерти основателя политического сионизма Т.Герцля, подчеркнул:"... еврейский народ должен получить свой дом, свою землю и свое государство".ш Кстати говоря, панихиды, богослужения в синагогах в годовщины, связанные с памятью выдающихся деятелей сионизма, были традицией. Например, обосновывая просьбу в Министерство внутренних дел о проведении богослу­жения памяти Т.Герцля в Риге, руководство фондов Керен Хаесод и Керен Каемет указало, что 33-летняя традиция проведения такого рода мероприятий в синагогах не противоречит принципам иудейской религии.112 Эта традиция соблюдалась и в синагогах Даугавпилса. Например, в июле 1937 г. на панихиде памяти Т.Герцля и Н.Соколова в Копшер шул, организованной тем.же фондом Керен Каемет, с речью выступил сам общественный раввин города Г.Д.Рат-нер.113

Знаменитых даугавпилсских гаонов Меир Симха и И.Розина упомянутый выше палестинский раввин М.Грос назвал "проповедниками религиозного сионизма". И у него были для этого основания. Так, отмечая значение Декларации Бальфура, которая заложила юридические основы для восстановления "еврейского национального очага" в Палестине, рабби Меир Симха считал, что с ее принятием и неевреи будут вынуждены признать евреев нацией, т.е. поддержал один из основных тезисов сионизма. Гаон принял участие в торжестве по случаю принятия Декларации Бальфура, проводившееся в Хоральной синагоге, заявив, что его не волнует, если найдутся люди, которые это не одобрят.114 В 1921 г. Меир Симха по просьбе эмиссара фонда Керен Хаесод в Латвии М.М.Финкельмана опубликовал письмо с призывом жертвовать средства на нужды фонда, он находил положительные моменты в сионистском движении, содействовал проведению собраний фонда Керен Каемет в его синагоге, никогда плохо не отзывался о молодых поселенцах в Палестине.115 Газета "Наш Даугавпилсский голос" писала о сердечных отношениях рабби Меир Симха и одного из основателей сионизма в Даугавпилсе-А.Шторха, которому раввин передал "известное письмо в пользу сионизма".116 В последние годы жизни и Рогачевский раввин поддерживал со Шторхом дружеские отношения. Печать подчеркивала при этом преданность сиониста А.Шторха синагоге. Заметим, что все эти усилия в пользу сионизма предпринимались Меир Симхой-человеком, который признавал безусловный примат Торы в еврейской жизни и на восстановление Палестины смотрел как на исполнение воли Божьей. И еще - это была точка зрения члена партии Агуддат Исраэль, члена Совета знатоков Торы международной организации движения, в котором гаон состоял с момента основания партии и до конца жизни.117

Закончен рассказ о раввинах Даугавпилса. Более пяти десятилетий люди, о которых рассказано в очерке, были неизвестны большому количеству людей. Их помнили только представители старшего поколения, многих из которых уже нет. Делая достоянием гласности факты сравнительно недавнего прошлого, автор надеется, что это будет способствовать открытию исторической правды об одном из важных аспектов истории нашего города.

СНОСКИ И ПРИМЕЧАНИЯ

1 Как правило, синагоги ориентированы на восток
(на ив рите - мизрах). И молящиеся также должны
смотреть на восток - в сторону Иерусалимского
Храма. Поэтому в синагогах самые почетные места
- у восточной стены.

2 Государственный исторический архив (далее-ГИА),
фонд(ф.) 1370, опись (оп.) 1, дело (д.) 254, лист (л.) 1;
д.803, л.29; д.2311, л.1; д.2364, л.1 и др.

3 Там же.-д.2364, л.1.

4 Синагоги (с греч. языка - собрание) возникли в IV
в. до н.э. в Палестине. После разрушения Иеруса­
лимского Храма (I в. н.э.), когда евреи лишились
духовного центра, синагоги стали храмом каждой
общины - домом молитвы, но не только. Синагоги
были центрами учебы -здесь читали и разъясняли
Писание. Поэтому синагогу часто называли "шул" -
школа. Во время рассеяния евреев по всему миру
(диаспоры) синагоги стали и центрами общес­
твенной жизни. Таким образом, синагога является
молитвенным домом, народным домом, общиной
верующих. Последняя была автономной в выборе
раввина и других должностных лиц, свободной в
определении линии своего поведения в рамках
Закона и Традиции. Минимальное количество
членов молитвенной общины - 10 совершен­
нолетних мужчин (от 13 лет и старше). Такая группа
называется миньян. Это слово часто используется
как синоним синагоги.

5 По архивным данным в 1923 г. в Латвии было 165
синагог: Видземе - 32, Курземе - 49, Латгале - 84.
-См.: ГИА, ф.1370, оп.1, д.288, л.16.

6 Vudel Flior. Dvinsk: The rise and decline of a town. -
lohannesburg, 1956.
-p.74.-См.также: Приложение
l.

7 ГИА, ф. 1370, оп.1, д.288, п. 16.

8 Vudel Flior. Op. cit. -p.74.

9 См., например: ГИА, ф.1370, оп.1, Д.2441, л.63.

10 Vudel Flior. Op. cit. -p.71.

11 Moshe Amir (Bliah). Dvinsk // The Jews in Latvia, by
Association of Latvian and Esthonian Jews in Israel. -
Tel-Aviv, 1971.-p.266.

12 Двинский голос. - 1932. - 23 сентября. - Наш
Даугавпилсский голос. - 1936. - 3 июля, 8 сентября.

- 1937. - 27 апреля и др.

13 Moshe Amir (Bliah). Op.cit. - р.267.

14 См., например: ГИА, ф.1370, оп.1, д.288, л.92.

15 В Даугавпилсе метрические книги хранились с 1847
г. -см.: ГИА, ф.1370, оп.1, д.2751, л.З. В России по
Положению о евреях (1804 г.) религиозным
общинам было предоставлено право выбирать
раввина. Однако назначение на эту должность
утверждалось губернскими властями. Раввины
избирались на 3 года и получали жалованье от
общины. В 1835 г. Положением о евреях на раввина
была возложена обязанность вести метрические
книги. В 1857 г. вышел закон, предписывавший, что
на должность раввина должны избираться только
выпускники созданных правительством раввинских
училищ или общих учебных заведений. Этот закон
вызвал протесты общин, и постепенно сложилась
ситуация, когда в общине действовали два раввина

- так называемый казенный и духовный, не
утверждавшийся властями. Это Положение было
признано законом, который допускал избрание
"особого ученого", который бы "объяснял сомнения
к богослужению или обрядам ... относящиеся".
Однако этот "ученый" обязан был находиться под
наблюдением казенного раввина и подчиняться
его административным решениям.

16 ГИА, ф.1370, оп.1, д.18, л.255(1920-1921 гг.); д.288,
л.4, 23 (1923г.); д. 1372, л.1 (1929 г.); д.2441, л.55.

17 Двинский голос. - 1928. - 26 марта.

18 Наш Даугавпипсский голос. - 1938. - 3 октября.

19 Там же.-1937. - 14 июля.

20 О деле Г.Д.Ратнера-см.: Двинский голос. -1926. -
22 февраля, 29 марта, 20 сентября, 4 октября. -
Сегодня. - 1926. - 2 октября.

21 Наш Даугавпилсский голос. - 1936. - 20 ноября.

22 Там же. -1938. -17 мая.

23 Наш голос. - 1940. - 17 мая.

24 В источниках рабби Меир Симха фигурирует под
разными именами. Так, архивные документы
называют его соответственно КацМеер-Симха, Кац,
КацМейер-см. соответственно: ГИА, ф.1370, оп.1,
д.18, л.255; д.288, л.4, 23. В 1923 г. его именовали
помощником общественного раввина - см.: ГИА,
ф.1370, оп.1, д.288, л.4. В печати также разнобой в
именах раввина - р.Меер Симхо Кац (Двинский
голос. - 1926. - 12 июля), рабби Мейер Симхе
Кальманович Кац-Каган (Двинский голос. - 1926. -
16 августа). Наконец, Краткая еврейская энцикло­
педия (КЕЭ) называет его рабби Меир Симха ха-

Кохен.-См.: КЕЭ. -Т.2. -Иерусалим, 1982.-к.286.

- Т.4. - Иерусалим, 1988. - к.694.

25 Сушествует разнобой и относительно года его
рождения. В книге J.Rapoport. The light from Dvinsk.

- Israel, 1990 (c.18), в 4-ом томе КЕЭ (к.694)
утверждается, что он родился в 1843 г. Газета
"Двинский голос" называет годом рождения
раввина 1846 (Двинский голос. -1926. -16 августа).
Есть указания и на то, что раввин родился в 1845 г.

26 J.Rapoport. The light from Dvinsk. - Israel, 1990. -
p. 18-20.

27 Двинский голос. - 1926. - 16 августа.

28 Сегодня. - 1926. - 15 августа.

29 Двинский голос. - 1926. - 16 августа.

30 J.Rapoport. Op.cit. - р.23, 24.

31 Сегодня. - 1926. - 15 августа.

32 Moshe Amir (Bliah). Op.cit. - р.266.

33 Моше бен Маймон (Рамбам) (1135-1204), врач и
мыслитель, автор кодекса еврейского права "Мишне
Тора", символа веры иудаизма и других работ.

34 Moshe Amir (Bliah). Op.cit. - р.267.

35 J.Rapoport. Op.cit. - р.58-59. - Moshe Amir (Bliah).
Op.cit.-p.266.

36 Moshe Amir (Bliah). Op.cit. - p.266.

37 Двинский голос. - 1926. - 16 августа.

38 Vudel Flior. Op. cit. -p.65.

39 J.Rapoport. Op.cit.-p.68.

40 Vudel Flior. Op. cit.-p.65.

41 Moshe Amir (Bliah). Op.cit. - p.265.

42 См.: И.А.Штейман. Еврейская общественность
Даугавпилса (1920-е - 30-е гг.) // Евреи в Даугав-
пилсе. -Даугавпилс, 1993. -С.257.

43 Газета"Сегодня" (1926. -15августа) писала, что это
было в 1919 г., а газета "Двинский голос" (1933. -23
мая) называет март 1922 г.

44 Каббала - мистическое учение в иудаизме.
Талмудисть! считали, что существует разделение
Торы
(Пятикнижия) на две части: открытая Тора,
доступная каждому, и скрытая Тора - каббала,
доступная только посвященным. В основе каббалы
символическое истолкование всех знаков Ветхого
Завета
(слов, цифр и т.д.). Практическая каббала
основывалась на вере в то, что человек с помощью
магических действий и молитв может влиять на
божественные космические процессы. Об истории
с наводнением - см.: Moshe Amir (Bliah). Op.cit. -
р.266. - Сегодня. - 1926. - 15 августа. - Двинский
голос. - 1933. -23 мая. - И.А.Штейман. Еврейская
общественность
Даугавпилса.-С.257.-J.Rapoport.
Op.cit.-р.33.

45 J.Rapoport.Op.cit.-р.72.-И.А.Штейман. Еврейская
общественность Даугавпилса. - С.256-257.

46 Moshe Amir (Bliah). Op.cit. - р.266.

47 J.Hapoport. Op.cit.-р.79.

48 Vudel Flior. Op. cit.-р.65.

49 Об аресте и освобождении Меир Симха см.: Vudel
Flior. Op. cit. - р.67-68. J.Rapoport. Op.cit. - p.62;
Сегодня. - 1926. - 15 августа. По версии Я.Рапо­
порта, нееврей Пуринь, рабочий скотобойни,
обратился к руководителям ЧК, заявив: "Расстре­
ляйте меня, но не трогайте раввина, потому что он
лучше
... меня" (с.62). Печать же 20-х гг. сообщала,
что "раввина защитил некий комиссар Пуринь" -


см.: Сегодня. - 1926. - 15 августа. Последнее представляется более вероятным. Б0 Двинский голос. - 1933. - 27 июня.

51 J.Rapoport. Op.cit. - р. 100.

52 Агуддат Исраэль - всемирное ортодоксальное
движение, объединенное в политическую партию,
целью которой является стремление сохранить
устои
еврейской религии и традиции еврейского
общества на основе Галахи - нормативной части
иудаизма, регламентирующей религиозную,
семейную и гражданскую жизнь евреев. В более
узком смысле под Галахой понимают совокупность
законов, содержащихся в Торе, Талмуде и в более
поздней раввинистической литературе, а также
каждый из этих законов в отдельности.

63 J.Rapoport. Op.cit. -p.83-84. Авторитет раввинов в Агуддат Исраэпь отражен в структуре ее централь­ных учреждений (в иерархическом порядке: 1) Совет великих ученых - знатоков Торы (в 1974 г., например, в этом совете было 13 раввинов -авторитетов в области Галахи. Этих раввинов избирают по степени талмудической учености; их число не определяется заранее), 2) Совет из представителей местных отделений Агуддат Исраэль, 3) Центральный всемирный Совет (президиум), избираемый Большим собранием (съездом), 4) Всемирный исполнительный комитет.

54 Гаон - величие, гордость, гений. Официальный титул руководителей йешив Суры и Пумбадиты в Вавилонии. Впоследствии, утратив значение официального титула, термин "гаон" стал приме­няться как почетный эпитет, отмечающий выда­ющихся знатоков и толкователей Закона.

56 J.Rapoport. Op.cit.-р.113.

56 Там же.-С. 117-119.

57 Там же. -С.129.

58 Там же.-С. 140.

59 Ю.Флиор в своей книге отрицательно характеризует
жену раввина (с.65).

60 Ю.Флиор пишет, что она была больна (с.65).

61 ГИА, ф.1370, оп.1, Д.1372, л.13 (1929 г.).

62 Двинский голос. - 1928. -6 декабря.

63 Наш Даугавпипсский голос. - 1936. -9 октября. См.
также: Сегодня. - 1936. -7 октября.

64 Прозвищем "рогачевский" И.Ф.Розин был обязан
своему происхождению из г.Рогачева Могилевской
губернии.

65 ГИА, ф.1370, оп.1, д.1372, л.13; КЕЭ.-Т.II. -к.286;
J.Rapoport. Op.cit. -p.56, 59. -Vudel Flior. Op. cit. -
p.69.

66 Moshe Amir (Bliah). Op.cit. - p.266. Относительно
того, почему он не стриг волосы, существуют две
версии. По одной это было результатом того, что он
из-за стрижки волос не хотел терять времени для
толкования Торы. Другая версия более прозаична:
он родился с мягким черепом и отрастил волосы как
дополнительную защиту для своего необыкно­
венного мозга.

67 Vudel Flior. Op. cit. - р.69.

68 J.Rapoport. Op.cit.-p.16, 59;

69 Vudel Flior. Op. cit.-p.69.

70 И.А.Штейман. Еврейская общественность Даугав­
пилса
. -С.259.

71 Vudel Flior. Op. cit. -p.70.

72 Moshe Amir (Bliah). Op.cit. -p.267.

73 Vudel Flior. Op. cit. - p.69, 70.

74 Сегодня. - 1932. - 13 сентября.

75 И.А.Штейман. Еврейская общественность Даугав-
пилса. -С.258.

76 Vudel Flior. Op. cit. - р.70.

77 Moshe Amir (Bliah). Op.cit. - p.266.

78 Сегодня. - 1929. - 5 февраля. - Двинский голос. -
1929.-21
февраля. -1932.-26августа, 20сентября
и др.

79 Сегодня. - 1936. - 6 марта.

80 Наш Даугавпилсский голос. - 1935. - 29 января.

81 J.Rapoport. Op.cit.-р.56,59. -Moshe Amir(Bliah). Op.
cit.
- p.266 и др.

82 ГИА, ф.1370, оп.1, д.1372, л.13. Некоторые авторы
осудили раввина за отъезд из Двинска. Так, Моше
Амир
(Блях) (с.265) пишет, что во время войны все,
"
кто мог, бежали... Даже великий раввин и гордость
общины рабби и Гаон Рогачевер оставил город,
приведя в подавленное состояние тех, кто остался".
Резко говорит об отъезде И. Розина и Ю.Флиор (с.66):
"Спасай свою жизнь!" - был лозунг Рогачевского
гаона. Он ... упаковал свои вещи и убежал в
Петроград". Думается, эта резкость неоправданна.
Я.Рапопорт, автор самой солидной работы о
даугавпилсских раввинах, отмечает, что только по
решению
общины И.Розин согласился уехать (с.59).

83 Двинский голос. - 1929. -21 февраля.

84 ГИА, ф.1370, оп.1, д.1372, л.13.-Сегодня.-1925. -
13 января.

85 Сегодня. - 1925. - 24 октября.

86 Наш Двинский голос. - 1934. - 7 августа.

87 Vudel Flior. Op. cit. -p.70.

88 Moshe Amir (Bliah). Op.cit. - p.266.

89 Наш голос. - 1940. - 23 февраля.

90 J.Rapoport. Op.cit.-р. 115.

91 Р. Розина была второй женой раввина. Его первая
жена, которую Ю.Флиор описывает в критических
тонах (с.69), умерла бездетной через несколько лет
после свадьбы.

82 В начале 70-х гг. в связи с ликвидацией еврейского кладбища останки даугавпилсских раввинов были перезахоронены на коммунальном кладбище.

93 Впрочем, подчас отношение Рогачевера к Меир
Симха
отличалось, скажем, своеобразием. Так,
когда после похорон Меир Симха его спросили,
почему он так скорбел по своему оппоненту, с
которым у него было столько споров, Рогачевер
ответил: "Через 80 лет рабби Меир Симха, наконец,
понял, как учить, и -теперь он умер". -См.: J. Rapoport.
Op.cit.-р.17.

94 J.Rapoport. Op.cit. - р.56. См. также: Moshe Amir
(Bliah). Op.cit. -p.266.

*95 Moshe Amir (Bliah). Op.cit. - p.265. 86 ГИА, ф.1370, оп.1, д. 1372, л. 13.

97 Там же. -д.18, л.255.

98 Наш Даугавпилсский голос. - 1938. - 16 августа.

99 ГИА, ф.1370, оп.1, д.18, л.255.

100 Двинский голос. - 1927. - 11 июля.

101 Другим учителем Закона Божьего был Залман Каган
(2, 4, 5 основные еврейские школы). - См.: Наш


Даугавпилсский голос. - 1935. - 1 ноября.

102 Наш Даугавпилсский голос. - 1937. - 7 мая.

103 КЕЭ.-Т.2.-к.286.

104 Vudel Flior. Op. cit. - р.81-82:

106 Моше Амир (Блях) пишет о йешиве, в которой училось около 100 человек и которую возглавлял "Дер Ковнер" ("Человек из Ковно (Каунаса)"), "ученый с прекрасными чертами характера, который завоевал сердца своих студентов". Йешива носила имя богатого филантропа С.Хорвича, который содержал ее на свои средства (с.267). Речь, видимо, в данном случае идет о новостроенской йешиве Гурвича.

106 Vudel Flior. Op. cit. -p.75.

107 См.: Приложение II.

108 Подробнее см.: Авинери Ш. Основные направления
в еврейской политической мысли. - Иерусалим,
1983; Герцль Т. Избранное. - Иерусалим, 1974. -
С.98; Волкович Б.З. Сионизм и сионисты в
Даугавпилсе
(1900-1940) //Евреи в Даугавпилсе. -
С.109-113.

109 А.И.Кук был учеником знаменитого местного
раввина Реувеле Динабургера, служившего в
городе во второй половине XIX в. Уехав в Палестину,
А.И.Кук со временем стал главой ашкеназской
общины этой страны.

110 Наш Даугавпилсский голос. - 1937. - 23 ноября.

111 Там же.-1938.-22 июля.

112 ГИА, ф.1370, оп.1, д.2695,л.142(4августа 1938г.).

113 Наш Даугавпилсский голос. - 1937. - 14 июля.

114 J.Rapoport. Op.cit.-р.106.

115 Там же. - р.105, 106.

116 Наш Даугавпилсский голос. - 1936. - 11 декабря.

117 Агуддат Исраэль оказывала последовательное
сопротивление любым попыткам возрождения
еврейского государства в Палестине без "Божьего
вмешательства
". Отсюда двойственная позиция
Агуддат по отношению к заселению Палестины.
Хасиды восточной Европы, часть которых поддер­
жала
Агуду, считали сионизм губительным движе­
нием
. Приверженцы Агуддат Исраэль были против­
никами совместной деятельности религиозных и
нерелигиозных евреев в рамках сионистской
организации, считали культуру еврейских посе­
лений в Палестине вредным для еврейского образа
жизни. Возрождение иврита как светского языка
казалось
им святотатством. Однако с приходом
нацистов к власти в Германии политика Агуддат
Исраэль
в отношении к переселению евреев в
Палестину радикально изменилась. В 1937 г. на III
съезде "Большого собрания" Агуды было заново
обсуждено отношение к созданию еврейского
государства и к сотрудничеству с сионистами. По
идеологическим вопросам, однако, победа осталась
за крайними ортодоксами, утверждавшими, что
еврейское государство может быть основано только
на основе законов Торы. В 1939 г. жизнь заставила
руководство движения скоординировать свои
позиции по отношению к политике Англии в
Палестине с программой Всемирной сионистской
организации. После Холокоста Агуддат Исраэль
присоединилась
ктребованию сионистов о создании
еврейского государства в Палестине.

Б.Волкович

16 Декабрь 2017
28 Кислев 5778


Время шабата

Осталось 11:21.

    Зажигание свечей
  • 15 Декабрь 16:24
    Шабат заканчивается
  • 16 Декабрь 17:42

Ближайшая дата
Суббота
16 Декабрь 2017
28 Кислев 5778
Ханука IV

Поддержите наш сайт, кликните по ссылкам

Developed by: KosherDev.com


Sinagoga
Cietokšņa iela 38,
Daugavpils, LV-5400
Latvija

В память о нашем любимом муже, отце и дедушке
Льве Эльевиче (Хайм Арье-Лейб бен Элья) Бешкине
родился 17 Марта (23 Адара) 1955 года
умер 15 Июня (19 Сивана) 2006 года