РУ LV EN יד

          

Поиск по сайту

Евреи города>Обычные люди

Довом его звали в семье, школе, друзья. Полное его имя было Давид Гамзе. В семье Гамзе было три сына, они носили имена первых царей Израилевых: Саул, Давид и Шломо.
   С Давидом я познакомился с первых дней учебы в мехине (в подготовительном классе). Шли вместе домой, подружились.. Жил он на той же улице Алеяс, что и я, недалеко от меня, через перекресток, в одноэтажном доме из красного кирпича с мезонином и портиками.
    В детстве мне этот дом казался неприступной крепостью. Стены дома были толстые, в три кирпича, широкие подоконники, изнутри окна запирались металлическими ставнями и железным запором. Передние двери были в доме со двора под портиком, между наружными и внутренникми дверями можно было опустить металлический щит. От дверей вел коридор с входом в комнаты по бокам и в конце. Сколько комнат было в доме, трудно сказать – там были раздвижные стены. За коридором начиналась большая столовая. За ней комната бабушки, сбоку кухня-столовая, за ней ванная, комната для прислуги (которой тогда не было), еще коридор с черным ходом и лестницами в большой погреб и чердак с мансардой. Чердак нас всегда манил - там в одной комнате, заставленной огромными сундуками и шкафами, хранились старая утварь, книги, а один сундук был полностью набит конвертами с письмами. В этом сундуке мы любили копаться, ища красивые марки на конвертах.
    Хозяйкой дома была госпожа Майзел, бабушка Дова, и ее наследники. В первые годы нашей дружбы с Довом она была еще жива. Это была довольно худая, невысокая старушка лет за семьдесят. Ей принадлежал еще и деревянный одноэтажный дом во дворе и рядом «огород», большая площадка, расчищенная от сгоревших здесь домов во время Первой Мировой войны, и также дома на улице Райня. Умерла его бабушка примерно через год после нашего знакомства, осенью.
    Родители Дова были тогда безработными. Мама, учительница русского языка, после закрытия русских школ для евреев осталась без работы. Отец, агроном, долгие годы ездил по свету – искал пристанища даже в США, но не нашел, как не нашел работы и на Родине. Он говорил на многих языках, хорошо играл в шахматы, огородничал, к этому приучал и детей. Родители редко бывали дома, и весь дом был в распоряжении детей, часто вообще без присмотра взрослых.
Дов был среднего роста, худощавый, крепкий мальчик со светлыми волосами и зелеными глазами. Он был настойчив, довольно упрям, развит, учился хорошо, но с ленцой. Когда мы познакомились, младшие его братья в школу еще не ходили. Средний брат его Шломо был очень ловкий, смелый. Любил лазать по деревьям, как кошка. Его любимым занятием было залезть на беседку у них на огороде и прыгнуть с крыши. Младший Саул был еще маленький, но везде сопровождал своих старших братьев.
    Любимым местом игр был «огород», большая площадка. В ненастье игра переносилась к ним в дом - он весь день пустовал. Когда его отец бывал дома, он с нами беседовал, много рассказывал о своих странствиях, учил играть в шахматы. Он старался говорить с нами на иврите, чтобы мы привыкли к языку, приучал к чтению. Постепенно мы с Довом стали много читать, особенно во втором и третьем классах. В школе у нас была хорошая библиотека, много интересных детских книг, переведенных на иврит, много книг детских классиков. Кроме иврита, Дов читал еще по-русски, а я - на идиш. Интересные книги на русском Дов читал мне вслух.
    Весной его отец обучал нас копать землю, сажать овощи, добавлять удобрения, окучивать, поливать. Обучал сажать цветы, разбираться в них. Я потом у себя дома тоже завел грядку, где сажал цветы, овощи, подсолнух, рос у меня там даже молодой клен.
    Шли годы, подросли братья Дова, они пошли в школу. Шломо пошел учиться в объединенную школу с обучением на латышском языке, потом туда же поступил и Саул. У нас образовалась компания из окрестных ребят. Компания то разрасталась, то расходилась, но был костяк. Приходили к нам играть и другие ребята из окрестных домов.
    Зимой мы с Довом и друзьями очень любили кататься с горок на санках, обычно мы скатывались с дамбы. Любители острых ощущений катались возле Тюремного замка, где дамба достигала наибольшей высоты. Но нам понравилось кататься с горки, на которой стоит православный собор, там были редки прохожие, никто не гонял.
    Прошло много лет. Я стал работать на заводе «Химволокно», там я познакомился с Артуром Бернштейном – он оказался моим старым знакомым по катанию на санках.
    В начале сорокового года стояла суровая зима. Дома нельзя было натопить, все равно пробирал холод. Школы не работали из-за холодов почти месяц. И вот утром, обмотавшись большим шарфом, ко мне стучался Дов, и мы отправлялись к нашему однокласснику Сане Вальденбергу. Он жил в домах Духанова на улице Саулес, единственных жилых домах в городе с водяным отоплением. В то время там было тепло. Мы приходили, покрытые морозным инеем, отогревались и играли.
Затем пришли Советы, закрылись еврейские школы. Я стал учиться в школе на идиш, а Дов ушел в русскую школу. Но еще до этого в наших отношениях возникла трещина. У каждого появились свои новые друзья, и наши пути постепенно разошлись. Мы перестали встречаться, изредка виделись на улице.
    Началась война. Мы уходили на восток. Из города мы шли по улице Алеяс мимо своего дома и дома Дова. Он стоял со своим отцом и братишками, они смотрели на бегущую толпу... Больше я никогда его не видел.
    После войны, когда мы вернулись в родной город, я пошел смотреть место, где стоял наш дом и дом Дова. На этом месте стоял обгорелый остов «крепости» семьи Майзел и Гамзе. Что-либо узнать о судьбе семьи Гамзе не удалось, они, видимо, погибли в пламени Холокоста. Через несколько лет снесли остов дома Дова. Но он еще долгие годы все мне снился. Из нашей компании в Холокосте выжил только Семен Шпунгин.

28 Апрель 2017
2 Ияр 5777


Время шабата

Осталось 12:15.

    Зажигание свечей
  • 28 Апрель 20:31
    Шабат заканчивается
  • 29 Апрель 21:51

Ближайшая дата
Понедельник
01 Май 2017
5 Ияр 5777
День Поминовения

Поддержите наш сайт, кликните по ссылкам

Developed by: KosherDev.com


Sinagoga
Cietokšņa iela 38,
Daugavpils, LV-5400
Latvija

В память о нашем любимом муже, отце и дедушке
Льве Эльевиче (Хайм Арье-Лейб бен Элья) Бешкине
родился 17 Марта (23 Адара) 1955 года
умер 15 Июня (19 Сивана) 2006 года