РУ LV EN יד

          

Поиск по сайту

Евреи города>Деятели культуры

Факт рождения в Двинске выдающегося художника Марка Ротко раздражает официальную Ригу [18.06.2007]

"Рокфеллер — Марк Ротко — 72 млн. долларов — Даугавпилс" — именно в такой последовательности засела в головах обывателей недавняя информация о продаже известным богачом картины нашего знаменитого земляка. Как раз к этому событию подоспела презентация проекта создания Арт-центра Ротко на его родине. Меж тем связи между чужими миллионами и латвийским городом нет никакой.

   

Зато все более очевидной становится связь между семьей гениального живописца и Даугавпилсом. И все благодаря женщине, имя которой редко упоминается в СМИ — Фариде ЗАЛЕТИЛО. Она рассказала Телеграфу о некоторых интересных моментах, касающихся нелегкого возвращения Марка Ротко на историческую родину.

Трофей из Гааги

— В 1998 году, начав работать в музее, я поняла, что абсолютно ничего не знаю об этом гениальном художнике. Но ни в Латвии, ни в России никакой информации о жизни и творчестве Ротко практически не было. Год спустя мне посчастливилось получить грант голландского правительства. И я приехала в Гаагу, в Государственный архив изучать его творчество и биографию. Когда на мой запрос мне выкатили две огромные телеги, доверху нагруженные книгами, поняла, что пяти недель, выделенных на работу в архиве, мне явно не хватит.

Вернувшись из Гааги, я соорудила первую передвижную выставку, состоящую из достаточно убогих ксерокопий и журнальных вырезок, которая путешествовала по учебным заведениям, где я читала лекции о Ротко. Но самым главным трофеем был каталог — ретроспекция парижской выставки Ротко, проходившей в то время во Франции. Сотрудники архива, впечатленные моим рвением, скинулись и сделали мне такой подарок.

Адрес под страхом смерти

— В 2001 году в Базеле была ретроспекция 85 красивейших работ Ротко из частных коллекций и музеев. Я видела тот бешеный ажиотаж, который творился на этой выставке. Чтобы попасть в зал, люди часами простаивали в огромных очередях. С помощью куратора этой ретроспекции Оливера Вика мне удалось получить адреса детей Марка Ротко — Кристофера и Кейт. Он просто поверил в чистоту моих помыслов, но под страхом смерти велел никогда не рассказывать, откуда у меня эти адреса. Параллельно мне прислал эти адреса еще один человек — Изи Моргенштерн. Это режиссер, работающий во Франции, автор биографического фильма: "Марк Ротко — абстрактный гуманист".

В мае 2002 года я отправила приглашения Кристоферу и Кейт Ротко с описанием главных идей проекта празднования столетнего юбилея их отца. К тому моменту основные события были уже обозначены. Это и проведение международного симпозиума, и премьера фильма Изи Моргенштерна, и открытие монумента в честь художника, и презентация зала репродукций Марка Ротко. Дети откликнулись молниеносно. Они заявили о своей готовности приехать в Даугавпилс. В январе 2003 года с помощью американского посольства мне удалось побывать в Америке. Посольство оплатило перелет, а программа пребывания в Штатах была составлена Бюро по образованию и культуре Государственного департамента США.

Агент 007

— Все время пребывания в США меня сопровождала атмосфера секретности — накануне поездки мне никто не сообщил, что я там буду делать. Приехав в Вашингтон, я получила только вашингтонскую часть своей программы, приехав в Хьюстон — хьюстонскую и так далее. Я себя чувствовала секретным агентом. И вот я приехала в Нью-Йорк, где у меня уже давно была оговорена встреча с Кристофером, мы четко знали, где и во сколько встречаемся. В моей программе было указано, что в такой-то день и в такой-то час состоится встреча с Кристофером Ротко.

Это будет высокий брюнет в темно-зеленом длинном кашемировом пальто. Под мышкой у него будет длинная туба... Чувствуешь себя персонажем какой-то детективной истории — это стиль Госдепа. В Вашингтоне состоялась также замечательная встреча с Кейт Ротко. Причем во время подготовки поездки в посольстве сказали, что Кейт в течение последних трех лет не общается ни с кем, и мне отказали в организации этой встречи.

Но в последний день перед вылетом из Даугавпилса от нее пришло электронное письмо, в котором она выражала большое желание встретиться со мной. Общение получилось очень эмоциональным, все мои заготовки полетели к черту. Если с Кейт произошел душевный контакт сразу, то Кристофер сканировал меня в течение полутора часов. У меня было такое ощущение, что меня просвечивают рентгеновским лучом. Потом уже, когда дети приедут в Даугавпилс, они скажут: "Мы так тебе благодарны, теперь у нас есть вторая родина".

В своей стране поддержки нет

— Я долго искала партнерства в своей стране. Долго пыталась убеждать город, но особого отклика не получала. Доверия со стороны власти к тому, что делаю, я не видела. Обращалась в разные инстанции, встречалась со многими персонажами, которые, по моему мнению, должны были бы заинтересоваться этим проектом, но все они дружно меня игнорировали. Некоторые прямо в глаза говорили, что мол, девочка, направь свой энтузиазм на что-нибудь другое — вряд ли твой еврейский художник будет кому-то интересен в этой стране.

Вот очень красноречивый факт: когда уже и американское посольство подключилось, и проект набирал обороты, и уже шла речь о том, что на международный симпозиум Министерство культуры должно было выделить грант, нашлись такие оппоненты (я не буду называть имен), которые бегали по Риге и собирали подписи против нашего проекта.

Потом был еще один неожиданный поворот, когда Рига, осознав масштаб события, внезапно решила провести все главные мероприятия по празднованию столетия у себя под предлогом: "Коллеги, ну кто же в Даугавпилсе придет праздновать юбилей какого-то абстрактного художника?" В общем, крови было пролито немало в отстаивании статуса Даугавпилса. И на тот момент самым главным моим партнером стало американское посольство, которое подключилось к работе над проектом.

Говорим "Даугавпилс" — подразумеваем "Ротко"

— На празднование юбилея дети Ротко приехали в Даугавпилс. Это была очень интимная встреча с родиной отца, они оба прониклись теплотой и душевностью. Особенно Кейт. Она приехала и на следующий год, привезла сюда своего сына. Еще через год привезла младшую дочь. Юбилей получился таким, каким и задумывался. На конференцию съехались ведущие исследователи со всего мира. Уже тогда, в 2003-м, я четко знала, что Даугавпилс может и должен стать Центром Ротко в масштабе всей Восточной Европы.

Теперь ситуация в Даугавпилсе кардинально изменилась. Самое главное — появилась настоящая команда единомышленников, включая мэра. Арт-центр Марка Ротко должен разместиться в великолепном здании в исторической зоне города. Самый неоспоримый аргумент в пользу этого проекта дает письмо семьи Ротко с гарантийными обязательствами: "Предоставитъ городу в долгосрочную аренду как минимум 4 оригинала Ротко, по завершении реставрации здания будущего Арт-центра. При этом семья оставляет за собой право время от времени делать замену в экспозиции".

Но есть, видимо, определенные силы, которые не очень-то хотят, чтобы все это происходило в Даугавпилсе. Политика жесткой централизации бьет в первую очередь по латгальскому региону. Такое ощущение, что нас тормозят искусственно. При том что Министерство культуры на словах заявляет о своей заинтересованности и поддержке проекта, проект тем не менее не получает финансирования. Почему? Внятного объяснения ни- кто не дает.


03 June 2020
11 Сиван 5780


Время шабата

Осталось 2 дня.

    Зажигание свечей
  • 05 June 20:37
    Шабат заканчивается
  • 06 June 21:56

Ближайшая дата
Четверг
01 January 1970
17 Тамуз 5780
Пост Тамуза

Поддержите наш сайт, кликните по ссылкам

Developed by: KosherDev.com


Sinagoga
Cietokšņa iela 38,
Daugavpils, LV-5400
Latvija

Is it kosher? app for IPhone, Android and many more Is it kosher? web app

В память о нашем любимом муже, отце и дедушке
Льве Эльевиче (Хайм Арье-Лейб бен Элья) Бешкине
родился 17 Марта (23 Адара) 1955 года
умер 15 Июня (19 Сивана) 2006 года